Я считаю, что этика работы должна быть тоже развита. Сейчас недостаточно абсолютно голого таланта. Какой бы самородок и гений не был, если он не умеет разговаривать должным образом…

Вот представь меня Боссом, у меня работает гений! Прям, видно, все у него получается, все ловко, одаренный человек от природы! Но если он будет опаздывать, не мыть за собой кружки, например, ходить в грязной майке или плохо пахнуть, не дай бог будет вести себя вальяжно или грубо с клиентами – он будет уволен тут же!

Instagram Олега Турянского: https://www.instagram.com/turyanskiy/


Смотреть видеоинтервью:
Полный текст интервью можно прочесть ниже:


– Изучала твое творчество, смотрела работы с очень необычными фэнтезийными персонажами, в том числе ты сам об этом писал… Расскажи, как ты к этому пришел, почему сделал такой выбор?


– Смотри, на самом деле здесь есть некая обманка, потому что, если посмотреть на мое портфолио, у меня фэнтези персонажей, именно наколотых на человеческом теле, – достаточно мало. В основном сейчас преобладают японские, ориентальные мотивы. Но, когда-то в свое время меня эта тема очень интересовала и занимала, я рисовал очень много. Не колол, а именно рисовал дизайны и эскизы с фэнтези персонажами. Плюс еще в эту эпохальную книгу – «Дао татуировки» Р. И. Егоров – попали мои рисунки, которые практически только на тему фэнтези. И таким образом, давным-давно про меня в тату-среде сложился некий миф, что Олег Турянский – это человек, который отвечает за фэнтези в Российском сегменте татуировки.


Но на самом деле мне это более интересно с точки зрения написания картин. Колоть на теле менее интересно, если честно. Со временем я начал понимать, что для татуировки такие мотивы не очень подходят, потому что они все с убойной детализацией, там нужно очень мельчить. А для тату это не очень полезно, так как там нужна простая, продуманная композиция. В таком случае такой эскиз сделает свое дело, а слишком много мелочей – нет.


Поэтому, да, мне нравится рисовать фэнтези, а татуировать я бы, пожалуй, предпочел что-то другое.




– А ты в итоге как нашел себя и свой стиль? Как ты к нему пришел? Как ты появился, как тату-мастер – Олег Турянский?


– Из говна и палок был слеплен (смеется). Ну, то есть, грубо говоря, у всех всегда творческий путь в принципе был один. Сначала ты начинаешь усиленно повторять за своими героями, за мастерами, которые лучше тебя. Ты это делаешь, копируешь их работы, потом эволюционно из тебя начинает выходить нечто свое, через этот фильтр пропущенное. Это происходит не сразу и не нужно гнаться за поиском собственного стиля, он сам из тебя выдавится со временем. Нужно не торопиться, это само придет. 


Я думаю, у меня также получилось. Я просто долго-долго рисовал, колол, много срисовывал, а сейчас пришел к тому, что у меня уже свое видение есть, свое представление о прекрасном, о том, как должна выглядеть татуировка. Я думаю, это уже мое, индивидуальное, ни у кого не стыренное. Как-то так… 


Я стал заниматься татуировкой в 2002 году. Первые 5 лет работы именно в тату-индустрии – были моментом поиска: что мне нравится, что у меня получается, не получается и так далее. Я пробовал делать все, абсолютно, все что могла сделать моя рука и я набирал-набирал для себя всякие мотивы. А потом, когда уже успокоился, то стал избавляться от лишнего – я не делаю надписи и все то, к чему не лежит душа…


– Ты бы мог себя назвать универсальным мастером? У тебя в портфолио очень много таких работ, как DotWork и реализм, т.е. очень много разнообразных стилей. Какие у тебя предпочтения? Что тебе больше нравится делать самому?


– Я бы мог себя назвать универсальным мастером, но с ограниченным спектром. Мне многие вещи интересно делать, но я не делаю то, что у меня плохо получается — это какая-то четкая графика, орнаментал, скажем, мандалы. Вся графика, где много-много повторяющихся монотонных элементов, где нужно соблюдать строгую симметрию. Я стараюсь этого избегать, потому что меня это дико утомляет и мне это неинтересно. 


Монотонность этих деталей очень сильно меня убивает, я не могу это делать. А вообще мне интересны любые вещи, связанные с объемами, с пространством, тут в принципе не важен какой стиль даже. 




– А какой клиент с каким запросами будет для тебя желанным?


– Если он «молчун» в процессе работы, то это для меня хороший клиент. Если он терпит боль. Потому что я точно также, как многие тату-мастера, не могу включать палача, видя, что под тобой корчится человек, и ты абсолютно хладнокровно делаешь свою работу. Я так не могу. Если я вижу и чувствую, как человеку больно, если я, не дай бог, заглянул ему в лицо и увидел эту гримасу ужаса и боли – я не могу уже после этого спокойно работать. Меня начинает это дико напрягать, я начинаю его ложно жалеть, тем самым качество татуировки сразу же падает. Это первый момент.


Потом еще важный аспект – если человек на меня немножко давит, говорит: «Дизайн хороший, мне все нравится», у которого есть свое четкое мнение, но не слишком щепетильное, знаешь, а то можно и переборщить. В принципе любой человек лучше работает под давлением, когда на него чуть-чуть… Это не нравится, особенно не нравится художникам- татуировщикам, потому что они привыкли думать про себя, будто они маэстро: «Ну вы же ничего не понимаете, куда вы лезете со свиным рылом в калашный ряд, мы сами тут разберемся!». А это неправильно. Потому что, если проанализировать все свои самые лучшие, по моему мнению, работы, я сделал их под давлением. Когда на меня не давят и говорят: «Вы – маэстро, делайте что хотите» – для меня полный ступор наступает, и я не знаю, что с этим делать. Мне нужно, так сказать, плетку, но не с шипами, а пинг-понговыми шариками, чтобы не больно было. Но плетка нужна, обязательно. 




– Какой для тебя самый важный аспект в вашем симбиозе мастер-клиент, когда вы работаете вместе? Как это происходит?


– Чтобы клиент пришел подготовленным. Чтобы он пришел желательно с насмотренным материалом. Я всегда говорю, что если у вас нет идей, не приходите, пожалуйста, ко мне, потому что я вам ее не выдам. Это должно быть из вас, изнутри добыто. Вот такая рекомендация.


Это насмотренные часы – вот вы пришли с работы вечером, открываете свой лэптоп и просто смотрите татуировки, тупо разные: плохие или хорошие, не важно. Надо просто смотреть, смотреть, смотреть и решение придет, 100%.


Так вот, мне гораздо больше нравится, когда клиент приходит ко мне с необязательно четко оформленной идеей, а хотя бы ее абстрактным пониманием, чтобы мне было за что зацепиться и я понимал в каком направлении двигаться. А уже дальше мы с ним вместе обсудим, сделаем скетчи, разные ракурсы попробуем с учетом особенностей тела и найдем общее решение. 




– Ты как-то пытаешься изменить мышление человека или навязать ему свою идею, может, настаиваешь на своем виденье татуировки, на своем концепте?


– Ну, только если я чувствую, что его занесло в дали немыслимые. Даже если это можно визуализировать, но это будет, грубо говоря, бредом. Очень частая ошибка, особенно тех людей, которые собираются сделать себе первое тату – это размер татуировки. Они хотят как можно меньшего размера, но с более изобретательным сюжетом, чтобы пихнуть туда все, что они любят. Поэтому да, приходится отметать все лишнее, оставляя самую суть.


И вопрос еще часто с размером – если хотят сделать рыцаря в полной амуниции во весь рост, естественно я буду отговаривать, говорить, что масштаб — это важно, детали плывут, это нужно закладывать изначально, учитывать при масштабировании – такие, технические вещи, конечно.



– В целом ты с клиентами общаешься как-то по-дружески или более официально? Например: «Я мастер, ты клиент, мы делаем работу». Или у вас какие-то дружеские отношения могут сложиться? Допустим, есть такой подход: угостить клиента обедом или кофе. У тебя как получается?


– Все зависит от вибраций человека. Вот приходит человек, я его еще ни разу не видел, только списывался с ним. Он протягивает мне руку, я с ним здороваюсь и думаю: «О! Классный парень». Ну это так же всегда бывает у всех: «Вот с ним легко и просто». И во вкусах мы совпадаем, в представлениях совпадаем. Я, например, бью, а он говорит: «Да, я так и хотел!». И ты понимаешь, что дальше все пойдет гладко. А иногда человек приходит такой, колючий, как ёж, и супер недоверчивый. И из этой среды, как правило, есть всегда исключения, но мало что хорошего получается. 




– У тебя серьезный стаж и ты застал становление татуировки в России. Но получается, ты жил в США, работал в Европе? А потом вернулся. Почему такой востребованный мастер, очень самобытный, очень интересный, в итоге отказался от всей этой темы и вернулся в Россию? Многие же хотят все взять и наоборот – отсюда улететь и убежать. Почему, как так получилось, что ты все-таки от этого отказался? И какое у тебя сейчас настоящее и какие перспективы ты видишь?


– Ну вот смотри, я не поехал туда за какой-то востребованностью, потому что, честно говоря, я и в России был до этого востребован. И, вернувшись сюда, я смею надеяться, я также востребован, как и ранее. Я поехал для галочки и для биографии, чтобы в старости сказать: «А я вот жил…». Ну, как бы это сказать, для разнообразия жизни. Но через пару лет я понял, что жить там очень скучно. Там хорошо деньги зарабатывать и неплохо их тратить. А вот жить, приключения искать и все остальное – это очень скучная страна. Это страна для работяг, а я не очень-то и работяга. Я в меру ленивый и мне хочется больше путешествовать, развлекаться и так далее. А там нужно жутко вjобывать, потому что высокие налоги, тебе по счетам надо платить. И в конце концов ты приходишь к выводу: «Ну а зачем мне это все надо? Ну неужели в России так плохо?». Тем более я в Москве всю жизнь прожил, и она за последние несколько лет настолько расцвела и похорошела, что я не знаю, по-моему, один из лучших городов в мире! Зачем мне отсюда уезжать? Мне хватило, я получил experience от этой поездки и удовлетворился вполне.


Я хочу больше рисовать. Татуировки все же отдают ограниченностью. В плане, как материал, человеческая кожа очень капризна, на ней далеко не все можно сделать. То есть я отношусь к этому, как к ремеслу — это очень ответственное тонкое ремесло, но все же ремесло. Это менее интересно, чем живопись.


Так вот, я хочу рисовать больше, как-то прийти к этому. Может быть, студию свою открою и нескольких ребят найму. Но это точно не сейчас, а так, в будущем, чтобы себя немножко разгрузить, потому что я работаю классическую пятидневку – пять дней в неделю работаю, два дня отдыхаю, и это меня утомляет. У меня, грубо говоря, не остается времени на живопись, потому что те два дня, за которые я «отдыхаю» – я, опять же, делаю заказы. И я чувствую, как меня работа начинает сильно затягивать и обкрадывать. И вся остальная жизнь, она где-то там, далеко – у меня есть только работа. Это достаточно скучно и плохо осознавать. Поэтому я хочу от этого немного отойти. Не бросить совсем, а немножко отойти, развязать себе руки и больше рисовать маслом. Вот, план такой. 



– Как ты думаешь, многие мастера иногда испытывают проблемы с конкуренцией. Не могут справиться, потому что тяжело адаптироваться. Может быть старая школа, какая-то закалка, не могут переключиться на новый формат общения? Вот почему, например, ты успешен, актуален, ты в топе сейчас? Тебя знают, любят. Ты творишь и прогрессируешь. Почему у некоторых не получается адаптироваться? Что ты делаешь, чтобы это поддерживать?


– Ну, что могу сказать, я сейчас на пике своего творчества. Потому что у меня есть наработанные знания, техники и я их применяю. Я ничего специально для этого не делаю, я просто стараюсь выполнять каждый день определенную работу качественно – то, чем я занимаюсь, выложившись на 100%, не халтуря, простые вещи. 




– Теперь, наверное, будет самый неудобный вопрос, но надо все-таки его задать. Вот кто из мастеров старой гвардии, российских мастеров, по твоему мнению, остался, так скажем, в тренде? Сравниваешь ли ты их с собой и думаешь: «Да, вот он крут…»?


– Я, понимаешь, эгоцентричен. Я на себе сфокусирован, то есть я не смотрю на своих коллег. Ну иногда ты просто скролишь ленту, натыкаешься: «Ой, Алеша, например, сто лет тебя не видел», и смотришь работы: «Да, там, неплохо».


Могу сказать, что я большой фанат Alexander Grim. Он просто нравится. То, что он делает, я считаю, это такая нетленочка, которая через 50 лет будет также актуальна, как и сегодня, я в этом просто уверен.


Однажды моя бывшая жена залезла к нему в аккаунт и налайкала фотографии. Ну просто залезла и налайкала от своего аккаунта. И подходит ко мне с телефоном и говорит: «Я только что 10 или 15 лайков поставила на разные его работы, и он меня забанил». Я говорю: «Ну это Grim, я не могу это объяснить». Не могу я это объяснить. Забавно тоже, человек взял, забанил за лайки. Саня, что ты такое? Что ты такое? 



– Я знаю, что ты входишь в ProTeam KWADRON. Почему ты выбрал их, как спонсоров? Потому что это все такие не навязанный выбор, ты ими на самом деле работаешь.


– Слушай, я уже давно являюсь внештатным агентом влияния KWADRON, потому что… Ну вот смотри, у каждого есть такой знакомый, который впереди планеты всей. Например, ты от него узнаешь какой новый альбом записала «Монеточка», что появилось на рынке технологий, новый iPhone – все это ты узнаешь от него. И вот один из таких людей, я уже не помню кто, дал мне попробовать KWADRON. Просто говорит: «На вот, попробуй». А мне сначала, честно говоря, дико не понравилось, потому что я, как самый классический потребитель, оцениваю все по внешнему виду. Ибо на тот момент были коробочки с каким-то абсолютно отстойным дизайном: там была биомеханическая машинка нарисована, из нее выплескивалась краска, ну такое. И меня вот эта наивность обложки как-то оттолкнула. Вот есть же, например, классная краска Dermaglo английская. Но у нее настолько ужасный дизайн, что ты не хочешь пользоваться, хотя продукт просто замечательный по своим свойствам. Тоже самое и с Квадроном. Я его как-то так сначала взял недоверчиво, попробовал и думаю: «Ух ты какая качественная игла!». Вторую, третью, разные конфигурации: Magnum, Round Shader и так далее. И все они оказались высокого качества. С тех пор я им практически не изменяю. Ну, было такое, что я там от EIKON попробовал, HYDRA, по-моему, назывались; от TatSoul ну и так далее. Разные пробовал. Но всегда неизбежно я возвращался к Квадрону. Более того, еще один такой примечательный факт: когда я переехал в Штаты и мои запасы Квадрона, привезенные из Москвы, закончились, я уже стал паниковать. Это же польская контора, а в Америке, сами понимаете, с производством, мелким бизнесом, всей этой индустрией «полный порядок», и я думал, что не найду там своих любимых Квадронов. Думал, придется из Европы заказывать. Долгий шиппинг и так далее. Но нет, я нашел там продавцов, которые также продают Квадрон. Ребята, с которыми я работал там в студии, в большом коллективе, не знали же про KWADRON, для них это была новинка. И я говорю им: «Вот попробуйте, это польские иглы». А в ответ: «О, польские иглы, WTF?!». И когда они попробовали, я точно знаю, что пару ребят я подсадил, они до сих пор ими работают. Вот такое у меня внештатное влияние, я еще и в Америку их импортировал немножко.


Я думал, надо как-то баланс справедливости восстанавливать, сколько можно! Я обратился в KWADRON и мне любезно посодействовали – сделали амбасадором, чему я очень рад. Поэтому я всем, кто не пробовал Квадрон по каким-то причинам до сих пор, советую на них переходить. Тем более, что они сейчас еще и с мембраной стали делать картриджи, до этого были без мембраны. И поэтому многих адептов картриджей это чуть-чуть отталкивало. «Квадрон хорошие иглы, но нет мембраны», а сейчас она появилась и не осталось никаких аргументов против. 





– Сколько лет у вас уже получается любовь с KWADRON?


– Ну, лет 10 точно. Как только они появились на рынке, как новинку парень дал мне попробовать, и с тех пор я им не изменяю. 




KWADRON Round Shader 30/9RSLT
от 2864 руб.
– Ты в своих работах какие в основном заточки и конфигурации используешь и почему именно эти?


– Ну, хит парад моих игл – это 9RS, 9RM и 25MG. Вот это три иглы, самые используемые мной. Мне в принципе все остальное меньше надо. Чаще всего мои коробочки пустуют именно с этими конфигурациями, быстрее всего заканчиваются. А по заточкам мне нравятся Long Taper и диаметр 0.35мм. Для меня эти параметры – золотая середина. 




KWADRON Soft Edge Magnum 35/9SEMMT
от 2864 руб.
– У тебя есть какие-то секретные техники покраса и проведения четких линий?


– Есть. Про покрас могу сказать не то, чтобы секрет, просто все, кто более-менее работают – знают об этом. Во-первых, это выверенность движений, которые вы совершаете рукой, она очень важна. То есть, хаотичные движения не очень полезны, в них можно кожу повредить. Само движение должно быть волнообразным, как у японцев, которые колят своими палочками. Если вы с помощью своей тату машинки будете частично воспроизводить это движение, то ваш покрас будет более деликатным, мягким, бархатистым. И очень важен натяг кожи: надо обязательно сильно растягивать кожу, чтобы ваши пальцы чувствовали всю вибрацию. И, конечно же, удобная поза клиента по отношению к вам. Ибо зачастую человек сидит таким образом, что его кожа складывается в гармошку, вы пытаетесь ее растянуть, делаете колоссальные усилия своей рукой, она быстро устает, и прокрас идет некачественно. Обращайте внимание на то, как человек сидит, чтобы у него кожа была натянута, как барабан. Это очень сильно облегчает работу. 


По поводу линий могу сказать, что должен быть определенный угол, где-то градусов под 45, против кожи. И хорошая скорость, потому что нельзя сказать, что я работаю в диапазоне 9 и 11 Вольт, и это подходит для каждого конкретного случая. Нет, всегда надо «по пульсу мерить», какой вольтаж у кого.

KWADRON Magnum 30/25MGLT
от 4773 руб.


– А по теням?


– По тенюшечкам: их главное вбить основательно и натренировать свои глаза таким образом, чтобы вы не видели покраснений и видели лишь вбитый пигмент. Очень часто люди попадают в эту ловушку именно на супер-лайтовых пигментах, на грейвошах, скажем. И если нужно сделать совсем легкую, слабую тень сделать, как будто аэрографом нарисованную, люди иногда не видят эту красноту. И когда там все заживает, там либо ничего не остается, либо остаются какие-то мутные пятна и разводы. Поэтому тут нужна тоже высокая скорость, не надо ее «вмусоливать», ее надо вколачивать, но использовать глаз, как основной инструмент для понимания, что ты делаешь. Надо видеть пигмент, а не кровь, грубо говоря. 




– Но это с опытом приходит?


– Да-да, это сразу не увидеть. Надо приучить свой глаз к этому. 




– Хорошо, а вот вольтаж, вылет иглы? Как это все выставить?


– Вылет от 3.5мм, я думаю, это оптимально, золотая серединка для меня. Больше не надо, меньше тоже. Тем более я всегда практически работаю навесу. То есть, некоторые топят иглу в кожу и проводят, краска выплескивается, но они не обращают на это внимание. А мне нужно видеть иглу, поэтому я даже в контурных работах чуть-чуть вытаскиваю иглу из носика, чтобы видеть краешек. И когда я смотрю на иглу, мне проще контролировать весь процесс.


А вольтаж… У меня нет на блоке питания дисплея, я не знаю, какой вольтаж. Но я думаю, что это где-то в диапазоне между 9 и 11 Вольт. Все делается с учетом места, где делается татуировка. Если я колю на плече, то я наваливаю вольтаж. А если в области ключицы, то я его ослабляю. Там, где плывет, надо снижать вольтаж. Нельзя на одной и той же скорости сделать весь рукав, обязательно надо регулировать. 




– Скажи, а пигментами ты какими пользуешься в основном? Как ты их коррелируешь? Как, допустим, ты выбираешь машинку, краску, иглу? Есть какой-то набор?


– Есть, есть. Смотри, все зависит от работы. Если я делаю, условно, цветной реалистичный портрет, что сейчас большая редкость, я бы выбрал себе густые пигменты. Потому что это как в живописи: масло достаточно густое, а акварель – водянистая. Если мне нужно тянуть какой-то градиент, я выберу более жидкую краску. Вообще, я считаю, что жидкая краска лучше, так как она легче вбивается, быстрее заживает, меньше травматизма и меньше усилий нужно, чтобы ее вбить. С густым пигментом больше геморроя, да и потом такой пигмент больше для реалистов, а нью-скулл или неотрад требуют жидких пигментов. То есть, все зависит от работы. Но я топлю за жидкий пигмент!


Demaglo отличные пигменты британские. Недавно стал пробовать World Famous, они не густые и не жидкие, скорее более водянистые, чем тот же Eternal, и они мне нравятся, в принципе.




– Скажи, ты работаешь машинками Vlad Blad Irons и есть еще Equaliser от KWADRON. Ты мог бы их сравнить, рассказать о плюсах и минусах машинок? Или для тебя это два разных аппарата?


– Вот про Equaliser Proton могу сказать, что он мне нравится своей деликатностью и нежностью, это не бульдозер, скорее очень тонкий инструмент. И я думаю, что он больше заточен под небольшое количество игл: 3-7, если мы говорим про круглые иглы, и какие-то небольшие магнумы. Если я заряжаю 25MG в эту машинку, то мне приходится очень большой вольтаж наваливать. Это не очень хорошо, конечно. То есть, эта машинка не очень хорошо вытягивает большие группы игл. А для мелких групп, для мелких работ – это идеальный инструмент. 


SANDRA DAUKSHTA HOPELESS ROMANCE INK SET
от 11193 руб.
EQUALISER Proton Black MX
31987 руб.


– Есть ли такое понимание, как личная ответственность мастера перед клиентом? Как ты понимаешь эту фразу?


– Личная ответственность… Ну, во-первых, это быть честным с самим собой. Вот переводит мастер свой эскиз на плечо, снимает бумажку и видит, что не попал в центр, сместилось, уже не то и надо переводить еще раз. И показывают клиенту с надеждой, что человек этого не заметит в зеркале. А он не замечает, потому что у него не такой острый глаз. Клиент говорит ему: «Да, отлично». Он получает от клиента добро на ЭТО, садится и делает. И я думаю: «Как ты не видишь, почему ты поленился потратить 1 минуту своего времени, стереть это все и перевести заново, только как надо?». Человек ведь будет ходить с этим всю жизнь, а он 1 минуту пожалел. Я не буду имен называть, но это не дилетант, но я такое видел и неоднократно. Это делает человек, который давно в этом деле и позволяет себе такое. И вот в этом моменте как раз и кроется личная ответственность. 




– Как ты относишься к небольшому «читерству» в виде фотошопа, цветокоррекции?


– Ну, это читерство, но легкое. То есть, за это я бы голову не рубил. Если б я умел это делать так, что «комар носа не подточит», вот честно, то я бы это делал. Но немножко, немножко. Я бы не усиливал цвета, а просто убирал бы неточности. Корректировать неплохо, все равно надо привести татуировку «в товарный вид». Если ты сфоткал так, что у тебя кровавая урна попадает в кадр, конечно, это лучше убрать. А с самой татуировкой нужно минимум корректировки производить. Ну вот есть у тебя блик, почему бы его не убрать, он же мешает восприятию картинки в целом? Поэтому да, я считаю, что в целом это допустимо, но тут главное не увлечься и не превратиться в этих ребят, о которых все знают, на работы которых смотришь и думаешь: «Ну и в чем ты хочешь меня удивить? В том, какой ты гениальный мастер фотошопа?». Становится непонятно уже? кто он. Поэтому главное не переборщить, но можно чуть-чуть.




– Скажи, если ты работаешь с другими мастерами в студии, будешь ли ты обучать их чему-то, будешь ли помогать им, делиться с ними?


– Обязательно, конечно! Я считаю, что этика работы должна быть тоже развита. Недостаточно сейчас одного голого таланта, какой бы не был перед вами самородок и гений, если он не умеет разговаривать должным образом. Представим, я босс и у меня работает прям гений, все у него получается, все ловко, прям одаренный человек от природы. Но если он будет опаздывать, не мыть за собой кружки, например, ходить в грязной майке и плохо пахнуть – он будет уволен тут же! Я возьму лучше вместо него каких-то менее талантливых ребят, но у которых вот эта часть быта налажена. Для меня такой вариант будет лучше. Талант — это важно, но это не самое главное. Если ты оказываешь людям сервис – важно оказывать его на должном уровне.




– А чем ты занимался до того, как стал татуировать?


– Да по большому счету ничем. Я работал длительное время в видеопрокате. Кино до сих пор является моей страстью и обожанием. Сейчас очень страдаю от того, что кинотеатры закрыты. За все это время я посмотрел один только «Довод» и больше ничего. Но он мне не понравился. Я ждал больше от Кристофера Ноллана, а тут…


Я длительное время работал в видеопрокате и вполне удовлетворялся тем, что мне эта работа дает. До этого я работал где-то на стройке, были 90-е, продавал барахло на рынке, был разнорабочим. Потом уже появился видеопрокат, и когда я понял уже, что я не могу себе девушку завести, так как я «чертов нищий» бездельник. А кому я интересен такой? И я понял, что надо свою финансовую сторону жизни подправить. Ребята знакомые порекомендовали мне идти в татуировку, так как я хорошо рисую, и все это направление тогда набирало обороты. И я подумал: «О, точно, у меня лучше все получается рисовать, почему бы напрямую не пойти по этому пути? Зачем выдумывать какие-то бизнес-планы?». И я пошел. Вроде бы все получилось. 



– А как же мнение, что настоящий художник голодный, бедный?


– Бред это полный! Наоборот, когда у тебя есть деньги на хорошие краски, качественные кисти, на оборудование – это должно… Как это работает?! Почему я должен хорошо рисовать и быть голодным? Я не понимаю.




– Это устаревшее мнение. 


– Эти некоторые люди просто оправдывают свое безденежье какое-то. Вот Фрэнк Розетта – классный иллюстратор, но он не был нищим. Или Сальвадор Дали, который мне не нравится, но он же не нищеброд. Или Пикассо, тоже финансово очень состоятельный. Все приводят в пример Ван Гога, но у него судьба так сложилась, это не есть правило, по которому нужно следовать. Это чушь собачья то, что художник должен быть голодным. Нет, он должен быть сытым, здоровым, чтобы были силы творить. Это же все зависит от твоей личной внутренней энергии, а не от того, есть ли в данный момент что-то в желудке или нет.




– А тебя, когда ты начинал свой путь, кто-то обучал или ты сам все сам изучал? 


– Я работал 9 месяцев в художественном салоне под руководством армянина, который был прям как настоящий художник: в замасленном халате, в берете и у него были усики, бычок всегда тлел в зубах. Высокохудожественный законченный образ прям. Даже гримировать не надо, чтобы кино снимать – прям бери так и снимай. И вот такой дядька меня чуть-чуть погонял. Не могу сказать, что он прям учитель, что мне руку поставил, глаз, но из-за люлей, которые он мне отвешивал, он как-то поправил мои мозги, чтобы я начал думать в нужном направлении. Так что такой человек в жизни каждого мальчика важен, какой-то мужик, который тебе вовремя люлей раздаст. Это обязательно надо. Иначе это будет просто… Дисциплина нужна каждому человеку. 




– А ты сам когда-то кого-то обучал рисовать, татуировкам? Такое в принципе возможно? Что важно в обучении?


– Опыт в этом у меня маленький, я только начал в этом году. Надо уметь объяснить, чтобы человек понял, как это делается. У меня к этому есть склонность, но пока на текущий момент большого желания заниматься этим серьезно и много – нет. Ну а так, я бы взял 2-3 человек, адекватных ребят открытых для понимания, и посмотрел, что из этого получится. Надо попробовать.




– А какими качествами и навыками, помимо открытости к критике, должен обладать твой будущий падаван? 


– Нужно, чтобы он слишком не выпендривался. Это тоже плохо. Потому что, когда человек спешит всеми своими силами продемонстрировать глубину своих познаний и сбивает тебя с нужного ритма, то ты просто задумываешься над этим. Зачем он выпендривается, если пришел за знаниями, а не показухой? Надо все такие приходить, как чистый лист бумаги, который я должен исписать.




– А рисовать при этом надо уметь? 


– Надо хотеть, достаточно желания. Если есть воля – все достижимо.