Тимур Булатов – выдающийся татуировщик из команды KWADRON. Основное направление работы – реализм и Cover-Up. Главный постулат – ежедневный профессиональный рост.


Предлагаем вам ознакомиться с этим невероятно интересным и плодовитым мастером через наше обширное видео-интервью. Узнать про путь Тимура к совершенству и познание дзена в тату-искусстве.


Если я работаю, то меня мало что отвлекает, особенно когда я надеваю наушники... Все, меня нет, я в процессе.
– Тимур, с чего начался твой путь татуировщика?


– Прежде, чем взяться за машинку, я долго рисовал. Года два я усердно сидел и рисовал, собирал информацию о татуировке, о ремесле в целом. В свое время ее было мало, никто на мастер-классы не ходил. В основном это были форумы: там можно было что-то вычитать, спросить. И может, тебе повезет, и кто-то ответит. 


Я к этому делу просто серьезно подошел, отдался и полюбил его. И как-то все само пошло-поехало. Я никогда шибко ни о чем не думал, просто работал. Мне  нравилось. У меня были цели, и я шел к ним потихоньку.

– Расскажи про первую татуировку?


– Моя первая татуировка была вообще какой-то нечаянной. Я как-то ляпнул на работе другу, что смогу набить такое (подразумевается какой-то рисунок). Я сделал ее, если не ошибаюсь, в 2014 году… Делали дома. Купили оборудование вскладчину с другом. Он попросил меня нарисовать рисунок, а потом набить: «Ну раз ты сможешь нарисовать, то сможешь и набить».


Пришлось купить машинки и пробовать на нем. Понятное дело – он согласился. Я все отрисовал, размер был небольшой: два маленьких скрещенных ножа, работа совсем маленькая. Сейчас я бы управился минут за 15–20. Но тогда у меня ничего не красилось... тяжелые машинки, все дребезжит, краска брызгается. И вроде бы тебе интересно, но в то же время нервничаешь.


В итоге работу я сделал. Как-то она даже неплохо смотрелась. Не так давно он был у меня на сеансе – делали ему уже другую работу на ноге. Он до сих пор ходит с ней, доволен, его все устраивает.


Поначалу ты ничего не понимаешь. То есть я вообще не понял, что я сделал – что ЭТО было. Вроде бы ощущения классные, прикольно, что-то вкрасилось… Конечно, я эту работу после еще раза 3–4 поправлял, но в целом ощущения были приятные, так скажем.


Минут через 30–40 мне перестало нравиться то, что я сделал, но сам процесс был забавным. После я уже начал как-то изучать индустрию, что-то пробовать, делать на коже. Так и пошло. Сначала по друзьям, потом уже какие-то клиенты появились.



– Что для тебя классная татуировка?


– Мне кажется, в первую очередь, это совокупность всех факторов, начиная с того момента, как к тебе приходит человек со своей идеей. На этапе общения вы приходите к чему-то общему, у тебя появляется интерес к этой работе, тебе комфортно с клиентом, ты понимаешь, ЧТО он хочет, а он понимает тебя и принимает какие-то твои идеи в ответ.


Если я работаю, то меня мало что отвлекает, особенно когда я надеваю наушники... Все, меня нет, я в процессе. Оборудование или еще что-то… не знаю, для меня это не шибко важно – есть чем работать, есть идея… И далее уже от создания до самого процесса. Совокупность этого всего на выходе дает классную работу. Чаще всего это получается нечаянно. В те моменты, когда ты не ждешь, все выходит само собой.

– Как часто тебе приходится сталкиваться с работами Cover-Up?


– Началось все с того, что я попал в свою первую студию. Получилось так, что я 2 недели поработал дома и попал в студию… Работу мне толком не давали и, понятное дело, любые консультации или еще что-то – я брался за эти исправления, потому что мне нужно было работать, нужно было зарабатывать. И после все само как-то закрутилось, люди начали советовать, приходить. До сих пор очень большой поток клиентов идет именно с Cover-Up работами.


У меня 70–80% работ – это исправления. Ну, 60% точно. Даже вот сейчас делаем Cover. Мне нравится работать с «коврами», но, конечно, порой надоедает, потому что бывает такое, что они прям очень частые и уже охота с чистой кожей поработать.


На данный момент я стал больше понимать: я не берусь за cover, если я вижу, что я не смогу ничего с этим сделать хорошего, либо полностью перекрыть, либо подправить. В целом я просто начал иначе подходить, работать, больше объяснять человеку.


Допустим, что ему нужно старую татуировку немного свести, осветлить. Я стараюсь не браться за исправления, когда работы слишком темные или всего в них намешано. Или, когда человек не хочет это «стрелять», сводить. В таких случаях нет смысла это делать, так как тогда старая татуировка всего равно просветит сквозь новую.


Но в целом мне очень нравится с ними работать. Эмоции людей в конце, насколько они благодарны, как им это все нравится – исправлена та работа, которая им была не по душе – это бесценно.



KWADRON Magnum 35/13MGLT
от 3213 руб.
– У тебя сразу видно разнообразие стилей в работах.


– В начале да, я пробовал смешивать стили. Я даже пробовал себя в других стилях, в графике или dot-work. Но это были какие-то разовые попытки. Я их доделал, но ближе мне именно реализм. На данный момент то, что у меня есть какие-то смежные работы – это коллаборации с другими мастерами. Сейчас я больше ориентируюсь на реализме и Cover Up.


Я не стараюсь сделать прям так, как на фотографии, то есть все равно, рисуя, я пытаюсь сделать какой-то интересный цветоподбор, либо что-то такое... Не знаю, как это назвать – реализм это или нет. Я просто делаю.


Прежде, чем прийти к реализму, я много всего попробовал, мне не очень понравилось. Тот же самый dot-work: сидел-делал эти точки и прям засыпал, было очень скучно. В свое время я загонялся на эту тему, потому что хотел делать что-то очень узкопрофильное. В итоге у меня ничего не получилось, бросил и делаю то, что мне нравится на данный момент. Мне нравится и с животными поработать, и с портретами, с каким-то артом, допустим: мазочки передавать, вот это вот все.

– Как ты выстраиваешь ценообразование?


– Я знаю, что у нас в России очень сильно разнится цена у разных мастеров: иногда она бывает запредельно высокая. Мое мнение: цена в первую очередь должна устраивать меня, как мастера. Я должен подсчитать сначала все свои расходы на сеанс, затраченное время в том числе, мне должно быть комфортно работать. 


Все должно быть так, чтобы я знал, что эта работа должна стоить вот столько, и я спокойно сижу и делаю ее. Кому-то важна эта цена, кому-то – нет. Опять же, даже для клиентов: некоторым клиентам просто важно, чтобы она стоила ОЧЕНЬ дорого. Они будут ходить и говорить: «Я за столько-то сделал татуировку». Кому-то, наоборот, важно, чтобы она была недорогой, потому что больше не могут себе позволить.


Бывает порой, я хочу сделать интересный проект, но чаще всего у меня есть коллеги, либо какие-то знакомые, которые: «Я прям готов, давай делаем, все, давай!». Понятное дело, с них я могу не взять полную сумму.


В цену я стараюсь закладывать: расходники, мое потраченное время, даже если я заранее что-то сижу отрисовываю, опыт… Да, опыт закладывается в цену, особенно, если дело касается каверов.



KWADRON Round Shader 35/3RSLT
от 2483 руб.
– Сколько длится сеанс по времени?


– Бывает такое, что я мог проработать порядка 14 часов за сеанс, и мы разово заканчивали работу. Бывает, что сеанс может быть короче, но я могу устать что-то прорабатывать. Я не люблю усталым делать работы – хочешь ты этого или нет, но в определенный момент начнешь халтурить от такой усталости. В такие моменты я стараюсь передохнуть, либо уже говорю, как есть: «Давай в следующий раз продолжим, на сегодня я устал».


Самое главное, чтобы был хороший свет. По моему опыту в других студиях мне не хватало света. Причем это обычно самая большая проблема – просто не хватает света, глаза устают, ты постоянно сидишь и напрягаешься. Я стараюсь ставить один как-то общий хороший свет. Например, в последний раз мы прикрепили большую лампу прям к стене с возможностью выдвигать ее и ставить прям надо работой. Я нашел то, что меня устраивает, я пока не пробовал что-то новое – пока удобно.

– Расскажи, что заставило тебя сменить премейды на картриджи?


– Первые мои машинки были индукционными. В свое время я ими даже делал реализм. Уставали руки ужасно. После уже появился ротор. Я поехал за новой машинкой, хотя очень долго сомневался: взять мне ротор с модулями или оставаться на индукциях. В итоге взял ротор. Сделал первую работу… У меня ничего не вышло, ротор у меня не красит, и я его бросил в сторонку и продолжил красить индукционными. Спустя 2 недели ротор у меня каким-то образом закрасил.


Соответственно, я перешел на модули, потому что это просто удобно и быстро, меньше устают руки: сидеть и весь сеанс держать в руках 300 грамм и пытаться что-то ими вырисовывать – такое себе удовольствие.


Начало получаться. Так я и остался на роторах и картриджах. Удобно. Машинка легче. Удобно еще и тем, что не нужно иметь несколько машинок, каждый раз их заправлять, каждый раз менять. В свое время у меня было 5 машинок и мне приходилось вечно переставлять иглы, каждый раз все заново заправлять. А тут у тебя на рабочем столе  1 машинка и благодаря модулям ты можешь одновременно использовать 5-6 конфигураций.



KWADRON Round Shader 35/5RSLT
от 2571 руб.
– Какие модули используешь в работе?


– Работаю я KWADRON-ом и, так как у меня в основном исправления и кавера, то я использую Medium Taper, толщиной 0,35 мм. Конфигурации в основном – это 3RS, 5RS, 9RS, 9MG и 13MG. Плюс у меня есть также 15RM – это для всяких особых штук, но я им мало что делаю.


Черно-белые работы я редко делаю. В основном у меня очень плотные цветные работы или масштабные исправления.

KWADRON все таки покачественнее будет. Плюс мне очень нравится именно спайки… Все равно у разных производителей они хоть немного, да отличаются. Даже если одинаковая конфигурация, то в процессе все равно чувствуется разница. KWADRON меня более, чем устраивает. Опять же, у них очень большое количество различных конфигураций – это удобно и комфортно, ту или иную детальку ты можешь определенной иголочкой подлезть и проработать.

KWADRON Round Shader 35/9RSLT
от 2892 руб.
– Почему ты используешь CRONUS от Lithuanian Irons?


– CRONUS в своё время просто попал мне в руки, дали попробовать. Отчасти я его ждал. Мне не нравилось FK Irons или ещё что-то.


Я пробовал другие фирмы и модели и они не очень понравились – как-то скрипят, пищат, а с этой фирмой у меня всё-таки какие-то тёплые воспоминания, потому что мои первые машинки были тоже как раз от Lithuanian Irons.


Они были очень классные, ничего не ломалось, до сих пор работают. Я подарил их ребятам в студии, и они до сих пор ими работают. 


CRONUS с первых дней мне прям очень понравился. Я прихожу на работу, спокойно отрабатываю день. Машинка не сломается, ничего не скрипит, не трещит, тихая. Да, CRONUS может быть немного мягок, но так как я работаю послойно и чаще всего есть исправления. Мне приходится возвращаться периодически, поэтому это то, что мне надо. Полностью устраивает.



CRONUS
46920 руб.
– Какую цель ты преследуешь в работе над каждой татуировкой?


– Я в своей работе стараюсь добиться в первую очередь проработки деталей и интересного цветосочетания. Чтобы оно было узнаваемо: люди видели мои работы и знали, что это сделал я. Размещение тоже важно.


Долгое время пытался добиться какого-то своего стиля или узнаваемости, и понял, это вообще не моё. Сейчас я больше работаю над цветами. Сделаю заранее намешанные цвета, свою палитру, так скажем. Вот это было бы для меня интересно. На ближайший год стоит именно цель, связанная с цветами. Плюс начал больше задумываться над самим проектом.


Сейчас мне больше всего нравится работать именно с классической живописью (есть ещё несколько новых проектов, нравится миксовать и показывать их на теле, очень нравится, как рисовали в своё время и передавали цвета. Сейчас я уделаю этому много времени).

KWADRON Magnum 35/9MGLT
от 724 руб.
– Ты же даешь еще мастер-классы.


– Я считаю, что если ты учишь кого-то, то должен добиться результата, а не просто что-то рассказать, показать и так далее. Я должен видеть, чтобы мой ученик справился с той или иной задачей. Ну и плюс для меня — вспомнить то, что я уже знаю, повторить. Мастер-классы между собой отличаются. Я могу покрасить с тобой совместно работу, мы её соберем с нуля, начиная с эскиза, с общения. Ты будешь участвовать во всём, я объясню, что, как и для чего. После вместе мы работаем.


Полноценные мастер-класс с нуля, обучение или ещё что-то – нет. 


Я считаю, что мастер-классы действительно помогают. В первую очередь – сэкономить время, потому что это годы знаний. В своё время, когда я учился татуировке, такого не было (по крайней мере у меня). Всё, что было – это я мог залезть на форумы или спросить у своих. Информации было очень мало. Вернись сейчас я назад, я бы вцепился бы за какого-нибудь мастера, ходил, как-то помогал, смотрел и учился. Несколько лет бы сэкономил.


Я чувствую, что помогаю человеку, когда вижу результат. Если мы не добиваемся его: то ещё раз и ещё раз. Мне нравится работать так, плюс, повторюсь, сам вспоминаю. Бывает такое, что ты работаешь и забываешь элементарное, а здесь вроде бы общаясь, акцентируешь на этом внимание и понимаешь: «Ага, я сам-то забыл про это».


Стараюсь помочь, особенно если вижу, что человек действительно старается и готов отдаться этому, ему действительно интересно и он хочет этим заниматься, то с удовольствием помогу, не откажу.


В Инстаграме или соцсетях очень часто такие сообщения. Просят помочь собрать начальную палитру, что-то из серии «У меня ограниченное количество денег, я бы хотел взять и комфортно делать цветные работы». Если так, то я не отказываю, помогаю, максимум говорю: – «Пока занят, вечером отвечу, помогу собрать» или ещё что-то. Помочь подсказать в работе тоже никогда не отказываю, если вижу, всегда отвечаю. Даже если на английском, приходится заморачиваться и сидеть, вспоминать, переводить и помогать.



– Какие впечатления от Guest Spot?


– В первый раз я поехал на Guest Spot в Германию, меня пригласили в студию, английский мой был не очень хороший. Поехал туда, благо мне повезло – один из ребят говорил на русском, правда он там не работал, он был другом студии, но, если бы не он, я не знаю, что бы я делал. Приехал, погулял, посмотрел, поработал, спокойно, не торопясь. Мне понравилось. Конечно, делал всё подряд. В том числе и  надписи, шибко выбирать не приходилось и, опять же, языка просто не хватало, чтобы самому пообщаться с человеком.


После своей первой поездки у меня был большой промежуток. И тогда мне не понравилось, потому что я понимал, что приехал в Россию, и здесь делаю спокойно то, что я хочу. Но спустя какое-то время, что мне понравилось – это смена картинки. Ты поехал в другую страну, это отчасти как путешествие. Да, ты работаешь, но есть время погулять, посмотреть и пообщаться с другими людьми, посмотреть, как они работают.


Потом я понял, что опять охота съездить, уже в новый город, поработать. К тому же появились предложения. Я собрался, подучив английский, поехал ещё раз. Помню, заставлял себя дома смотреть фильмы на английском с сабами. Это, конечно, не сидеть учить, но как-то стало получше, уже более-менее общаюсь.

– В чем отличие подхода к работе в России от тех мест, в которых ты побывал на Guest Spot?


– Разница в подходе. Мне очень понравилось, что уже на работе с клиентом, на этапе общения админа и менеджера, уделяется очень много времени. Клиента очень правильно информируют, это очень понравилось. Грубо говоря, к тебе попадает клиент, и он уже понимает, что к чему и ты спокойно с ним сидишь, общаешься, вы уже обсуждаете непосредственно саму работу. То есть человек уже с распечатками, уже знает. А здесь приходится приобщаться, вроде бы сидишь много общаешься несколько часов, а потом говорит: «Ну, я подумаю» и уходит.



KWADRON Soft Edge Magnum 35/15SEMLT
от 3213 руб.
– Как тебе работается в коллективе?


– Работа в коллективе. Самое важное то, что ты можешь подсмотреть, подглядеть. Когда я только начинал делать цветные татуировки, у меня был спортивный интерес. Со мной работал коллега, который тоже делал цветные татуировки, и получилось так, что мы развивались примерно одинаково. Мы не шибко любили друг друга, потому что всё время шли примерно на одном уровне: то я обгоняю его, то он меня. Мы все время стремились обогнать друг друга, научиться чему-то новому. Тот период был очень классным. Мы, опять же, не шибко любили друг друга, но при этом делились информацией друг с другом. Мы пытались как-то пообщаться – «а я вот это вот попробовал», «я вот так вот сделал». Я думаю, что полезно смотреть кто как работает, кто чем работает, какой подход, даже то же самое общение – всё важно.


Поделиться друг с другом информацией, где-то как-то подсказать. У нас тоже часто такое бывает: забегаешь в другой кабинет к мастеру, спрашиваешь его мнение, что и как с тем же самым размером и самой идеей. Это первую очередь – живое общение.


Я бы сейчас работал в студии. В ней всё равно нескучно. Бывают периоды, когда охота просто остаться дома, закрылся, никого не видишь, тихо-спокойно работаешь. Опять же я понимаю, что поработаю неделю-две и мне станет скучно. Я должен походить, с кем-то пообщаться, посмотреть, о чём-то посоветоваться.

– Как ты попал в ProTeam?


– ProTeam мне предложили. Я на самом деле сидел-играл и пил с ребятами. Мне предложили Famous (World Famous) и после предложили KWADRON, сразу же. Я согласился. На тот момент я ещё шибко не понимал, что происходит, но только на следующий день осознал полностью, что попал в ProTeam. Так получилось как-то нечаянно. Может быть, в нужное время, в нужном месте оказался.


Это признание, что мои работы чего-то стоят. То, что я делаю – это чего-то стоит. Я привык работать чем-то одним, это меня устраивает. У меня есть Famous, всё хорошо, очень большая палитра, крутая краска, KWADRON. Литовец более чем-устраивают.



– Расскажи про рисование. Это важно для татуировщика?


– В свое время были карандаши, акварель, но уже давно не пробовал ими рисовать. А вот сейчас я рисую маслом и акрилом, и больше изучаю это направление. Не скажу, что я прямо умею-умею писать… Есть куча картин, которые начаты, но не дописаны, потому что я каждый раз учился чему-то новому, а старое забрасывал, так как это было просто неинтересно.


Конечно, были какие-то предложения о продаже картин, но пока я все писал для себя, максимум дарил каким-то знакомым, да и то несколько штук. Скоро нужно крестной одну работу отправить. Я собираюсь нарисовать какое-то количество картин и буду смотреть: либо это будут продажи, либо какая-то мини-выставка. Начать можно просто с того, чтобы вывесить их на конвенции.


Я думаю, что рисовать – это важно и нужно! У меня были такие моменты, когда я образно не знал, как сделать что-то на коже. Я садился и отрисовывал это маслом или акрилом. И в процессе этого понимал процедуры смешивания, света, с чего начать. Я думаю, что рисующий человек может очень классно передать даже самую простенькую картинку, показать те цвета, которых нет, которые мы не видим, но они будут очень круто работать.


В моем случае мне навык рисунка помог работать с цветом. Я учился смешивать и изучал «цвет» через рисунок. Я считаю, что рисование, как процесс, помогает татуировке в целом, и оно должно развиваться. В идеале, конечно, если ты где-то отучишься этому навыку и тебе уже будет легче. У меня просто немного другое к этому отношение: мне интересно самому с этим разобраться; мне не интересно, когда мне рассказывают. Я хочу сам посидеть, сам поработать и сам понять, мне интересно работать именно таким методом. Да, я тоже могу пойти отучиться, хоть сейчас, но не хочу, не знаю… Мне кажется, я потихоньку для себя куда-то да дойду.

– Что ты думаешь про Digital Art?


Многие люди на данный момент перешли в Digital Art, и я думаю, что в первую очередь, тут стили немножко связаны. Например, на планшете тебе проще собрать какой-то реализм, допустим, или арт. Я думаю, одна из причин – это удобство, экономия времени. Я работаю с планшетом, да, но, опять же, только для работы. Я попробовал пару раз отрисовать что-то и мне не понравилось. Хотя у меня получилось, я нарисовал, вроде бы прикольно, классно, но я в целом не понял, как это работает. Мне было скучно. Мне гораздо интереснее работать с какой-то классической живописью – акрил, масло, кисти, большие холсты. Вот такое мне интересно, когда садишься, вокруг тебя вся эта атмосфера, когда ты 2 часа только стол готовишь, вымешиваешь краски, элементарно запах масла, холста. Плюс ты все это потом в рамочку и на стену, это же круто.



– А какие плюсы и минусы Digital Art ты можешь выделить?


Мне кажется, именно эта индустрия будет только развиваться и, конечно же, тут будет больше плюсов, так как это даже просто удобно. Ты экономишь время, а для нас это же ценный ресурс. Классика, наверное, останется только в определенных стилях, в традиционных, потому что люди там до сих пор все вручную отрисовывают.


Еще один плюс Digital Art-а –ты тут же сидишь с человеком, и вы уже можете на месте определиться с чем-то, лучше понимаете друг друга, клиент сразу понимает, что получается на выходе.


Мне вот, например, просто не нравится Digital Art, не люблю я его. Каждый раз, когда за эскиз садишься, прям делаешь это нехотя. Мне было бы проще сесть и на бумажке все отрисовать, было бы гораздо веселее.



– Как пандемия повлияла на твое творчество? Как вообще работается в новых условиях?


– Пандемия повлияла на творчество… Слушай, первое время мы вообще сидели дома, когда только все началось, и для меня это был прям очень большой отдых, как микро отпуск. Ты все время в работе, а тут вроде бы сидишь дома, смотришь кино и ешь. Я поправился, все как у всех. После, спустя недельку-полторы, я уже понял, что у меня много свободного времени и надо его использовать с пользой, больше порисовать, поразбирать. Другой подход к клиенту у тебя сразу, потому что клиентов в целом стало меньше – для них это не процедура какой-то первой необходимости… Татуировка… Ее чаще всего делают, когда у тебя есть какой-то запас, когда ты копишь. А в этих условиях ты начинаешь иначе общаться с людьми, ценить клиентов, вовремя отвечать.


Пару раз сделал средние работы и как-то даже понравилось. Я вообще люблю работать с мелкими деталями, маленькими спайками вырисовывать. И тут прям небольшие проекты, они вышли очень прикольными, и я бы сейчас еще с удовольствием попробовал несколько таких работ сделать. Это все равно что по-новому взглянуть на свои работы. Это тоже круто, классно.



– Случается эмоциональное выгорание?


Эмоциональное выгорание, оно конечно же есть, как и в любой творческой профессии. На данный момент я стараюсь меньше работать, прям насильно заставляю себя не трогать выходные, но выгорание все равно бывает, и оно может быть спонтанным, когда ты сидишь дома, и тебе просто неохота уже красить кого-то или что-то рисовать. Даже если рисовать не хочется, я прям откладываю эти эскизы и делаю что-то свое, из головы, просто отдыхаю или чем-то занимаюсь. Нужно уметь с этим бороться или переждать этот момент. Я чаще всего стараюсь отвлечься, заняться тем, что вообще не связано с татуировкой или рисованием. 


Меня очень сильно отвлекают игры, когда я могу просто посидеть поиграть в DotA или еще какую-нибудь игру. Я тогда вообще не думаю о работе. Могу несколько часов проиграть. Либо могу поехать к друзьям, выпить пива, посидеть в шахматы поиграть, в футбол, погулять, сходить в музей. Очень редко, когда я могу прям дней 7 или 10 прям вообще ничего не делать. Чаще всего уже денег не остается сидеть дома, надо выходить дальше что-то делать.

– Как относишься к тату конвенциям?


– В свое время я прям не любил фестивали и конвенции, потому что это прям стресс. Постепенно я начал их посещать. На данный момент я стараюсь бывать там часто, и если у меня не получается работать и участвовать в фестивале, то я все равно приезжаю, как гость.


Я посещаю конвенции, наверное, в первую очередь для общения: все ребята, с кем общаешься на расстоянии, знакомишься, тут они все есть. Ты приезжаешь, много знакомых, все общаются, все работают, все делятся информацией. Плюс также ты можешь поучаствовать, допустим, выиграть что-то.


Первый раз на конвенции я был в Сочи, кстати, и я там выиграл…. Награду я до дома не довез, к сожалению… Но она точно была.


Последняя моя конвенция – это Tattoo United. Там тоже взял приз за Cover-Up. Мы ездили от студии Syndicate, делали очень красивый бокс. Сначала вообще поехали в ночь, там все готовили, на следующую ночь тоже готовились, а на третий день я еще и работал после всего этого. Было весело. Второй день я еще помню, а вот третий – уже смутно, потому что толком не спал все эти дни.


Я считаю, что на конвенции нужно всем ездить, потому что, в первую очередь, они развивают индустрию. Если приезжает клиент в такое место, он все видит и начинает воспринимать татуировку по-другому в целом. Для мастера это важно, потому что ты можешь вживую пообщаться с крутыми топовыми мастерами. Я вот каждый раз после конвенции уходил вдохновленный и заряженный: «Я тоже так хочу, я тоже вот так и так буду делать». То есть мне это давало силы, какой-то заряд. Я думаю, это для многих будет полезно, почему нет? Я в этом году, если с Пандемией все успокоится, буду 2–3 года посещать конвенции не только российские, но и планирую попасть на европейские. Работать и выставляться, полноценно. Если уж ехать, то надо и работать там же, понятное дело.

– Давай поговорим про иерархию мастеров. Кто для тебя топ?


– Я думаю, что, конечно, есть какая-то иерархия, но это больше зависит от человека. Я знаю нескольких топовых мастеров, они прям очень круты, ты всегда можешь к ним спокойно подойти и пообщаться. Они очень простые, спокойные, всегда ответят, постоят. Например, Дима Горбунов, Андрей Колбасин, Николай Джангиров, Илья Фоминых. 


Каждый раз я обязательно подхожу к ним, обязательно общаюсь, все всегда классно, смеемся, веселимся, и все легко.



– Есть у тебя примеры для подражания?


– Для меня есть авторитеты в татуировке. Я стараюсь следить за многими мастерами, за их работами, потому что каждый мастер порой делает что-то очень интересное. Самый главный авторитет для меня, наверное, это Дмитрий Самохин. В свое время я увидел его работы, выполненные на коже, и очень этим заинтересовался – насколько круто можно передавать рисунок на кожу. 


После этого я как-то все больше и больше начал погружаться в это, изучать, и так получилось, что сам начал «бить». Авторитет для меня, наверное, тот, к кому с любым вопросом можно зайти, посмотреть его работы и, скорее всего, он это уже делал. Если у тебя есть какие-то технические вопросы.


Поначалу я боялся даже как-то, то есть я заходил, смотрел на его работы, печатал и рассматривал, изучал. Делая свою работу, я понимал, что очень многие моменты могут быть частично похожи на то, что делает он. Я какой-то период парился, а потом решил, что если уж и равняться на кого-то, то на него. Так бить, как он, я бы хотел – хотя бы приблизиться к тому, что он делает.



– Кто, по твоему мнению, профессионал?


– Это тот человек, который… Даже спустя много лет он не дает слабины, скажем так. То есть, он остается максимально сосредоточенным и серьезно относится к тому, что делает. Опыт, время, подход к человеку, общение. Я считаю одним из важнейших факторов, отличающих профессионала от дилетанта – это то, как ты общаешься с человеком еще на этапе консультации, насколько правильно ты его информируешь. Даже бывает такое, что люди приходят на консультацию и, общаясь с ними, я понимаю, что им не ту информацию о татуировке давали. 


Профессионал – это, наверное, совокупность всех этих качеств в одном человеке. Он не должен с течением времени забываться, зазнаваться. Он должен всегда сконцентрированным на своей работе, всегда любить то, что делает и отдаваться этому. Да, бывают моменты, когда люди чуть-чуть забываются и, понятное дело, не очень что-то и получается.


Это тот человек, который остается собой, даже если он очень крутой мастер. Опять же, если он делится с другими своим опытом, помогает развивать индустрию, помогает молодым мастерам.


Для меня в России всего несколько человек, кого я могу назвать прям Профессионалом. Например, Коля Джангиров, Саша Охарин, Дмитрий Горбунов и Андрей Колбасин, Илья Фоминых. Вот их я считаю Профессионалами.



– Самохин?


– В России, я сказал… *смех*